2. Эвакуация младших из Ленинграда

КАРМЕН ДЕ ЛОС ЛЬЯНОС:

В четверг 26 или пятницу 27 июня 1941 года моего брата Карлоса, наконец, привезли из Луги в Ленинград.

Луга уже находилась в районе военных действий. Бомбардировки разрушили железнодорожные пути. Брат сказал, что 24 июня они услышали звуки автоматной стрельбы и недалёкого боя…

Им досталось по дороге! Санаторий снялся с места, дети шли пешком, рюкзаки за плечами. Дорога на Ленинград была заполнена беженцами, военными… и беспризорными коровами.

Немецкие истребители низко-низко пролетали над колонной, изредка поливая беженцев пулеметными очередями. В панике люди и животные прятались в лесах.

Директор санатория пытался останавливать грузовики. Наконец, благодаря магической фразе «испанские дети», ему удалось разжалобить водителя старого автобуса. Полтора десятка санаторских детей, включая брата и девочку-испанку Клаудию, удалось погрузить в автобус. Ещё по нашей эвакуации из Барселоны мы знали, что немецкие лётчики на своих «Штуках»[1] особенно любили охотиться за беззащитным гражданским транспортом. Даже, если автобусы и грузовики – как это бывало в Испании – несли на себе белые флажки международного Красного Креста. Повсеместно в 1936-39, начиная с бомбардировок Страны Басков, где они разрушили Гернику, союзники франкистов гитлеровцы осуществляли «тотальную войну»[2]

Детей из санатория удалось довезти до небольшой станции, откуда еще ходили поезда на Ленинград. Для безопасности они шли по ночам.

А город наш прекрасный был неузнаваем. Он готовился к обороне. Историческое здание Смольного укрыли камуфляжной сетью, над ним плавали в воздухе дирижабли противовоздушной обороны. Из города эвакуировали детей младше пятнадцати, так как немецкие войска стояли уже на подступах. Теперь не только вражеская авиация, но и артиллерия начала вслепую разрушать Ленинград.

В нашем детском доме тоже все изменилось. Уже успели эвакуировать много ребят. Оставались только мы, старшие. Обитатели Дома испанской молодёжи на Невском временно переехали к нам, а наши юноши старше 18 лет и те, кто сумел добавить себе год-другой, ушли в Красную Армию добровольцами.

От другого моего брата, Вирхилио, мы не имели новостей. Он находился в Артеке, который, на тот момент, был вдали от войны.

Карлоса и его подружку Клаудию, единственных оставшихся младших детдомовцев, включили в группу советских школьников для эвакуации в Ярославскую область. Там уже находилась часть воспитанников детдома на Тверской, 11, вывезенных в первые дни войны.

Детям вручили по сумке с продовольствием на целую неделю. Русские «домашние» дети везли с собой дополнительно личное продовольствие, ведь никто не знал ни длительности путешествия, ни выбранного конечного пункта.

Мария ЛЬЯНОС:

А вот как описывает эвакуацию младших воспитанников-испанцев журналист и писатель Владимир Григорьевич ДАЕВ:

«Мария Ивановна Мацкевич и Александра Лукинична Агранова с риском для себя вывезли за блокадное кольцо младших своих воспитанников. Пионервожатая Мариам Гейман должна была собрать по ленинградским больницам находившихся там испанцев и догнать эвакуированные испанские коллективы, в её распоряжение предоставили санитарную машину. Но к ленинградским вокзалам поезда уже не подходили, под огнём врага Мариам – у неё был смелый шофёр – прорвалась к станции Мга и на глазах немецких артиллеристских наблюдателей погрузила девять больных детей в последний эшелон, направлявшийся на восток. В пути следования поезд подвергался атакам фашистских самолётов, пассажиры выбегали из вагонов и прятались в придорожных канавах. Мариам не могла покинуть беспомощных своих подопечных, она оставалась с ними, стаскивая с полок узлы и матрасы и накрывая ими больных детей… Опытный воздушный разбойник стрелял уже не по эшелону, а по придорожным кюветам, зная, что именно там укрываются от его снарядов и бомб беженцы.»

(Из книги «Испанские гости на родине Садко. Итоги журналистского поиска». Издательство «Сударыня», Санкт-Петербург, 1997)

___________________

[1] «Юнкерс 87», Ю-87 (нем. Junkers Ju 87 Stuka  Sturzkampfflugzeug) — пикирующий бомбардировщик и штурмовик.

[2] В 1935 году немецкий военачальник и теоретик Э. Людендорф изложил концепцию тотальной войны в книге «Тотальная война». Там декларировалось, что в XX веке война из «сражения армий» перешла в «сражение наций». Для победы в таком конфликте необходимо, кроме мобилизации материальных и человеческих ресурсов собственной страны, — всячески подрывать дух противника, включая запугивание гражданского населения.

 

Кармен

Памяти Кармен де лос Льянос Мас (1924 – 2020)

ФРАГМЕНТ 8. ИЗ БЕЖЕНЦЕВ – В ЭМИГРАНТЫ

«Именно в Испании мы узнали, что ты можешь быть прав и всё же проиграть, что сила может победить дух и что бывают времена, когда смелость не вознаграждается». Альбер Камю «Когда воюешь, нельзя признавать, что война проиграна: так ты признаешь себя побежденным. Тот же,...

7. Испанский дом на берегу Невы

Кармен де лос Льянос: Пронизывающий холод стоял в порту Ленинграда. Нас погрузили в автобусы и отвезли на карантин, в гостиницу Англетер на Исаакиевской площади.[1] Здесь нам предстояло находиться до воссоединения с другими испанскими детьми, прибывшими в Советский...

6. Плывём в СССР

Часть 1 Многие тысячи людей оторвались от родных мест в годы Первой мировой, при распаде Австро-Венгерской, Оттоманской, Российской империй … Революция в России вызвала перемещения таких масштабов, что впервые в истории Лигой Наций был назначен верховный комиссар по...